пятница, 31 июля 2015 г.

Оноре де Бальзак - Величие и падение Цезаря Бирото

В грандиозном художественном полотне, которое Оноре де Бальзак назвал "Человеческая комедия", не могло не найтись места портрету французского буржуа. Этим портретом стала повесть "Величие и падение Цезаря Бирото" - история скромного парфюмера, который достиг немалого богатства и высокого общественного положения, но был низвергнут во прах происками врагов.
Не сочтите предыдущее предложение за спойлер - Бальзак с самого начала не делает секрета из сюжета книги, постоянно указывая на события, которые в будущем поведут к краху Бирото. Но автора сюжет не очень-то и волнует - ему интересны характеры и типы. И тут уж он как всегда на высоте. Если говорить о типах, то выбор главного героя не очень-то показателен. Цезарь Бирото буржуа. При этом буржуа, наделенный бескомпромиссной честностью и дорожащий своим добрым именем не на словах, а на деле. Что ж, возможно, во времена Бальзака такие птицы встречались, хотя они и тогда уже были редки. Наблюдать за Бирото интересно: человек не великого ума, но предприимчивый, цепкий, он сколачивает состояние, но при этом не обманывает партнеров и своих служащих (потребитель тут не в счет - одни из самых забавных страниц книги посвящены технике привлечения покупателей путем относительно честной рекламы). Однако его губит тщеславие. Продвинувшись по политической части (он был отмечен вернувшимися Бурбонами как стойкий сторонник короля, еще в 1795 году раненый во время роялистского восстания, причем раненый, как о нем говорили и во что в итоге уверовал он сам, лично Бонапартом), Бирото стал подумывать о том как войти круги знати: обставляет квартиру, дает роскошный бал. И по причине этих чрезмерных и неразумных трат становится легкой добычей настоящих акул буржуазного мира. Здесь и крупные хищники вроде банкиров-воротил Нусингена, дю Тийе или Келлеров, или рыбешка поменьше, вроде незабвенного старика Молине. Рисуя их портреты, Бальзак оказывается в своей излюбленной среде. Как великолепны описания!


Оноре де Бальзак
Господин Молине был мелкий рантье, чудак, какие встречаются лишь в Париже, как определенный вид моха-лишайника произрастает лишь в Исландии. Сравнение это тем более уместно, что Молине принадлежал к странным существам, сочетавшим в себе свойства растительного и животного мира, и новый Мерсье отнес бы его к тем тайнобрачным, которые растут, цветут и увядают на карнизах, в трещинах или у подножия стен старинных и зловонных домов, где существа эти по преимуществу и встречаются. На первый взгляд это человекорастение из класса зонтичных, обладавшее синим круглым картузом, венчавшим его голову, раздвоенным стеблем, облеченным в зеленые панталоны, луковичными корнями, запрятанными в мягкие покромчатые туфли, белесоватой и плоской физиономией, не принадлежало к ядовитому виду.

 Гениальная ирония и острый глаз классика создают характеристики, которые не утрачивают актуальности и в наши дни:


 Буржуа по природе своей — друг порядка, на словах он склонен идти против правительства, которому тем не менее неизменно послушен; вообще это существо слабое, но иной раз — свирепое; бесчувственный, как судебный пристав, когда дело коснется его имущественных прав, буржуа заботливо кормит семенами курослепа птиц и рыбьими костями — кошку, перестает писать расписку в получении квартирной платы, чтобы насвистать мотив канарейке; недоверчивый, как тюремщик, он все же вкладывает свои деньги в сомнительные предприятия и пытается затем наверстать потерянное мерзкой скупостью.

Именно за такие меткие, емкие наблюдения я и люблю Бальзака. И пусть "Величие и падение Цезаря Бирото" едва ли можно отнести к вершинам творчества писателя, оно не обделено россыпью самородков, которые впору растаскивать на цитаты.

вторник, 28 июля 2015 г.

Виктор Буганов - Мир истории: Россия в XVII столетии

Во второй половине восьмидесятых годов минувшего уже века издательством "Молодая Гвардия" была начата серия "Мир истории". В ее основу была положена интереснейшая задумка: специалисты-историки, корифеи своей отрасли, в доступной форме рассказывают о той или иной исторической эпохе. Увлекательно написанные, но при этом строго научные книги издавались на хорошей бумаге и снабжались богатым, в своеобразном стиле исполненным иллюстративным материалом.
Идея, на мой взгляд, удалась. Книгу Б.А. Рыбакова о Киевской Руси я зачитал едва ли не до дыр. Ее судьбу разделила и вторая,  И.Б. Грекова и Ф.Ф. Шахмагонова о Руси XIII-XV вв. А вот третий том, написанный В.И. Бугановым об истории России в XVII веке, прочитать довелось только сейчас. К сожалению, он стал последним в серии - на рубеже девяностых, либо в силу экономических причин, либо же стремления к глобальному пересмотру отечественной истории, выпуск остановился. А очень жаль - аналогов этому проекту, сочетающему серьезность и увлекательность подхода, я назвать не могу.
Виктор Иванович Буганов
Но вернемся к обозреваемой третьей книги серии, посвященной истории нашей страны в непростом XVII веке. Ее автором выступил доктор наук Виктор Иванович Буганов (1928-1996) - один из самых видных исследователей, большой специалист по истории России в Новое время. Помню, с каким пиететом отзывались о нем наши преподаватели на истфаке. Велика заслуга Буганова и в популяризации истории: в серии "ЖЗЛ" вышли его биографии вождей крестьянских движений Разина, Булавина, Пугачева. Короче говоря, серьезный дядька. И книга у него получилась серьезная.
Формат серии предписывает довольно краткий, но емкий обзор описываемой эпохи, с опорой на источники, с яркими портретами исторических деятелей. С этой нелегкой задачей В.И. Буганов справился. Прочитав три сотни страниц, мы получаем достаточно объемный и концептуальных образ России XVII века. Здесь и очерк Смутного времени, и установление династии Романовых, и народные движения середины века, войны с Польшей и Турцией. И довольно занимательный анализ начала Петровской эпохи. Присутствует также рассказ о культуре и быте Московского царства. Что особо подчеркну: оценки взвешенные и точные, стиль спокойный. Создается впечатление, что слушаешь лекции хорошего преподавателя. В отличие от двух первых томов серии, книга Буганова получилась, на мой взгляд, несколько суше, "научнее", но при этом не утратила живости и красок.
Страницы из книги
 Еще раз спасибо авторам и издателям за такой чудесный подарок как серия "Мир истории". В наш век, когда труды серьезных ученых с трудом пробиваются к читателю сквозь буйную поросль создателей фантазий на историческую тему, было бы очень неплохо переиздать цикл. А еще лучше продолжить в заданном первыми книгами русле. 

Выводы: как историк по образованию, я не рассчитывал почерпнуть из этого тома какие-либо откровения. Но мне доставило искреннее удовольствие наблюдать как решает маститый ученый нелегкую задачу рассказать просто о сложном. Ну а заодно еще раз прикоснуться к такой неоднозначной и интересной эпохе как семнадцатый век.

пятница, 24 июля 2015 г.

Джеймс Холланд - Самый темный час

В развитие темы о Второй мировой войне, начатой отзывом на книгу Дерека Робинсона "Пара пустяков", хочу рассказать о военно-исторической серии английского автора Джеймса Холланда о сержанте Джеке Таннере. В отличие от пилотов Робинсона, Таннер - представитель "царицы полей" пехоты, рабочая лошадка войны.Всего на данный момент в серии вышло пять книг, я прочитал две, о которых коротко и расскажу.
Но сначала несколько слов об авторе. Джеймс Холланд (James Holland) - молодой, но уже маститый историк, специалист по Второй мировой войне. Читал его превосходный труд о битве за Англию, скоро выйдет в свет первая часть планируемого трехтомника о войне на западном театре. Обладатель легкого пера и таланта рассказчика, Холланд решил попробовать себя и качестве автора художественных произведений. В этом плане центральное место занимает эпопея о Джеке Таннере.
Первой книгой стала "Операция "Один". Апрель 1940 г. Немецкие войска стремительно обрушиваются на Норвегию. Англичане, понимая стратегическое значение страны, спешат оказать помощь. Среди экспедиционного корпуса оказывается скромный сержант Джек Таннер, только что прибывший с Востока. Военные действия разворачиваются неудачно: немцев больше, у них стратегическое превосходство в танках, артиллерии, полное господство в воздухе. Сержанту Таннеру с небольшой группой солдат поручают провести разведку в горах. Никто не предполагал, что эта разведка превратится в длительный рейд по занятой противником территории и окажет влияние на ход всей войны, причем не только в Норвегии.
Джеймс Холланд
Продолжением истории служит рассказ о блицкриге немецких войск во Франции в мае 1940 года. Книга называется "Самый темный час". Таннер и его бойцы, едва эвакуированные из Норвегии, командируются вместе с родным батальоном Йоркширских рейнджеров в состав Британского экспедиционного корпуса во Францию. Вот уже полгода тянется "странная война" - почти бескровное противостояние между немцами и союзниками, и ничто не предвещает перехода ее в горячую фазу. Стратеги союзников не допускают мысли, что вермахт отважится бросить вызов самой крупной и хорошо оснащенной в Западной Европе французской армии, к тому же поддержанной мощным британским контингентом. Но у германского командования иной взгляд на ситуацию. Наступление немцев развивается стремительно, и Таннеру, как обычно, везет оказаться на самом опасном участке, где целиком окажутся востребованы его опыт, отвага и трезвый расчет. С боями ему предстоит проделать путь до самого Дюнкерка, откуда разгромленные английские войска спешно эвакуируются домой.
Первая книга о Джеке Таннере
С выхода первой книги за Джеком Таннером закрепилось прозвище "Ричарда Шарпа Второй мировой". Сравнение с сагой Бернарда Корнуэлла почти неизбежно, и по многим параметрам вполне уместно. В обоих случаях мы имеем дело с крепкой приключенческой прозой, опирающийся на достоверный исторический материал. А вот сравнивать героев сложнее. Оба из низов, не блещут образованностью, зато досконально знают свое дело и обладают искусством выживать на войне. Но Таннер напрочь лишен присущих Шарпу изъянов, и представляет собой почти идеального героя. Мне, как я уже обмолвился однажды, "рыцари без страха и упрека" не очень нравятся как литературные персонажи, это идет в ущерб рельефности характера, но нет правил без исключений. Сержант получился достаточно живым и симпатичным - такой простой парень, хорошо выполняющий свою нелегкую работу.. Особенно в книгах о Таннере мне импонирует историческая проработка (чего и следует ожидать от специалиста-историка такого калибра). С историческими деталями тут все в порядке: экскурсы в оперативную обстановку, описание вооружения, организации войск, портреты реальных участников событий.

Выводы: весьма крепкая историко-приключенческая серия в лучших традициях жанра, и не на избитую тему. Понравится как интересующимся историей Второй мировой, так и всем любителям остросюжетных книг про войне в духе Алистера Маклина, скажем. Вполне заслуживает перевода на русский.

понедельник, 20 июля 2015 г.

Выходит новая книга из серии "Венские тайны" Джея Сидни Джонса

Джей Сидни Джонс, английский публицист и писатель, выпускает очередной том серии исторических детективов, действие которых происходит в Вене на рубеже 19-20 веков, на закате существования империи Габсбургов.
На русский переведены и изданы две первые книги о приключениях адвоката Карла Вертена и выдающегося криминалиста Ганса Гросса. Отзыв на вторую из них, "Реквием в Вене", публиковался в блоге.
Следующая книга, которая выйдет в издательстве Severn House Publishers 1 октября этого года, станет уже шестой в серии. Она называется Third Place, что можно перевести как "Третий дом". Если вторым домом для истинного венца считается театр, то третьим - кафе. Поэтому когда метрдотеля престижного кафе "Бург" находят мертвым, столица начинает бурлить. Вертену и Гроссу предстоит расследовать дело, которое окажется совсем не таким простым каким выглядит на первый взгляд...
Будем ждать издания очередной части изящной и интеллигентной как сама Вена серии исторических детективов и надеяться, что перевод ее на русский будет продолжен.
 

пятница, 17 июля 2015 г.

Николас Никастро - След "Антигоны"

Как ни странно, книг, посвященных такой интереснейшей исторической эпохе как расцвет классических Афин в V веке до нашей эры, не так уж много. Из нашей литературы приходят на ум зачитанные в детстве до дыр "Герой Саламина" Любови Воронковой и "Алкамен - театральный мальчик" Александра Говорова. У иностранцев погуще, но тоже немного: прежде всего, великолепный Стивен Прессфилд с его "Вратами огня" и "Приливами войны" (слава Богу, переведенными на русский). Есть еще кое-что, о чем я постараюсь рассказать в свою очередь, в частности, исторические детективы Гэри Корби (рецензия на первую книгу серии, "Поручения Перикла", уже опубликована). Но в целом негусто. Кроме того, почти все авторы пишут либо о греко-персидских войнах, либо о Пелопоннесской войне, выпуская промежуток между двумя этими вехами. А ведь в этом промежутке сосредоточился короткий "золотой век" Афин. Именно в это время развиваются события исторического романа Николаса Никастро "След "Антигоны".
Николас Никастро
Николас Никастро - американский журналист и писатель, в мое поле зрения попал с военно-исторической эпопеей о противоречивом герое Американской войны за независимость Джоне Поле Джонсе. Другая сфера его творческих интересов - античная Греция.
"След "Антигоны" - книга о самом пике афинского могущества. Позади греко-персидские войны. Делосский союз греческих городов господствует над морем. А Афины господствуют над Делосским союзом. Никто из союзников не смеет противоречить им. Но в 440 году до нашей эры жители богатого острова Самос, самого крупного из членов Делосского союза, восстают против тирании Афин. Они отстраняют от власти демократов, сторонников афинян, и возвращают власть лучших - олигархов. Афинские лидеры во главе с Периклом понимают, что если Самос не покарать, его примеру последуют многие. Афинский флот готовится к походу. В числе стратегов находится человек, которому, казалось, не подобает держать в руках оружие - это драматург Софокл, прославленный автор "Царя Эдипа" и "Антигоны". Восхищенные этой последней драмой сограждане избрали Софокла стратегом и даже флагманскую его триеру назвали "Антигоной".
Софокл
Вот такая, не совсем типичная личность, становится главным героем книги Никастро. Впрочем, в те далекие времена каждый мужчина был прежде всего воином, и уж потом кем-то еще. Читателю предстоит пройти вместе с Софоклом все тяготы войны с Самосом: морские сражения, осада, вылазки, штурм. Но ожидать типичного военно-исторического боевика не стоит. В описаниях битв и схваток недостатка нет, но острота сюжета приносится в жертву основательности и вдумчивости повествования. Меня удивила манера подачи материала. Многие авторы исторических романов, желая убедить читателя в  достоверности повествования, обрушивают на него град терминов и названий. Никастро текст не перегружает, однако при чтении у меня создалось такое ощущение, будто я в погружаюсь в толщу времени в батискафе и наблюдаю за происходящим через иллюминатор. Или смотрю качественное реалити-шоу по телевизору. Вот представление в театре, вот афинские улицы, вот народное собрание, вот триера в походе, вот гоплиты в бою. Все очень достоверно, но несколько отстраненно, без проникновения во внутренний мир героев. И лишь к концу эта завеса начинает открываться, обнажая драмы, личные, политические, философские. Любопытный прием, который, возможно, понравится не всем, но я его оценил. Помогают и "флэшбэки" из жизни самого Софокла или истории Самоса.
Еще не могу не восхититься неполиткорректностью автора. Он сознательно проводит параллель между гегемонией Афин в Древней Греции и современной политикой США (сам признается в этом в послесловии): та же непоколебимая уверенность в собственной правоте, навязывание своих стандартов, "экспорт демократии" и пр. Прямые аналогии в истории вещь очень опасная, но тут они в значительной степени оправданы.

Выводы: вдумчивая, богатая достоверными деталями книга, посвященная не слишком хорошо популярному периоду истории. "След "Антигоны" определенно заслуживает перевода, а автор - дальнейшего знакомства.

вторник, 14 июля 2015 г.

Джейсон Меркоски - Книга 2.0

Как человеку читающему, мне крайне небезразличны перемены, происходящие в мире книг в связи с появлением и распространением электронных устройств для чтения и электронных книг как файлов. Перемены воистину революционные: еще десять лет ридер представлял собой дорогую диковину, сегодня он уверенно теснит бумажные книги. А завтра? На вопрос о том, что будет с электронными и бумажными книгами завтра и пытается ответить американский автор Джейсон Меркоски в своей "Книге 2.0".
Вообще-то в оригинале опус называется более кровожадно: «Burning the Page: the ebook revolution and the future of reading» (Сжигая страницу: революция электронных книг и будущее чтения). На самом деле все не так страшно - к сожжению книг автор не призывает, напротив, постоянно признается в любви к ним. Что не мешает ему быть оракулом прихода нового века. Века электронной книги. Века, который уже наступил.
Джейсон Меркоски - выпускник Массачусетского университета, специалист в области компьютерных технологий, был главным менеджером проекта компании "Амазон" по запуску проекта электронных книг. Можно сказать, ему выпало стать пионером массового электронного книгоиздательства. Он не только запускал фирменную "амазоновскую" читалку Kindle, но и, что важнее, разрабатывал технологии доведения до читателей легального контента электронных книг. До этого электронная книга почти повсеместно представляла собой скан обычной, бумажной. Теперь она стала изначально создаваться как компьютерный файл. Появились электронные издания, не имеющие "бумажного" аналога.
Джейсон Меркоски
Запущенный с участием Меркоски проект начал разрастаться подобно снежному кому, и теперь электронные книги успешно теснят привычные нам издания. Вытеснят ли они их совсем? Чем хороши и чем плохи электронные книги по сравнению с обычными? Каковы ближайшие перспективы их развития? Обо всем этом рассуждает автор на страницах своего исследования.
Не могу не воздать должное - пишет Меркоски живо, аппелируя к личному опыту, рассказывает о встречах с интересными людьми. Вопросы ставит ребром и ищет откровенные ответы. Он страдает, пожалуй, некоторым многословием, но в целом читается с интересом и заставляет задуматься. Главный его вывод сводится к тому, что в не таком далеком уже будущем бумажные книги отомрут вовсе, станут предметом антиквариата или роскоши.
Я с этим выводом категорически не согласен, хотя не стану спорить, что читать и покупать электронные книги будут с течением времени все больше. Это объективный фактор - электронные издания дешевле, доступнее, оперативнее, не требуют места для хранения и всегда под рукой. Неоспоримые преимущества. Только есть одно "но". Я охотно пользуюсь электронными изданиями, но когда у меня есть выбор между бумажной книгой и ее электронным аналогом, почему-то неизменно предпочитаю первый вариант. А вы?

Выводы: несмотря на мое несогласие с автором по ряду пунктов, я благодарен ему за разговор на животрепещущую тему и возможность заглянуть в "кухню" по созданию и распространению электронных книг. Будет интересно всем, кто неравнодушен к проблеме чтения.

пятница, 10 июля 2015 г.

Уильям Теккерей - Записки Барри Линдона

Классик английской литературы Уильям Мейкпис Теккерей (1811-1863) в представлении не нуждается. А вот первая большая его книга, "Записки Барри Линдона", вышедшая в 1844 году, пожалуй да. Хотя забытой ее не назовешь - роман переведен на русский язык и издается, однако неизменно находится в тени великой "Ярмарки тщеславия".
Теккерея я люблю и всегда рад новому с ним знакомству, но в этот раз, признаюсь, мной руководил и особый мотив. Упоминалось, что "Записки Барри Линдона" в определенной степени повлияли на "Записки Гарри Флэшмена", написанные Джорджем Макдоналдом Фрейзером добрых сто лет спустя, и мне очень хотелось обнаружить эту связь.
Итак, знакомьтесь: Барри Линдон. Вернее, Барри-Линдон, Редмонд Барри-Линдон (Линдоном он стал, прибавив к своей фамилии фамилию жены).Ирландский дворянин из некогда знатного, но обнищавшего рода, мечтающий возвыситься и разбогатеть. Вот только единственный его капитал - это красивая внешность, физическая сила, нахрап и беспринципность. Как оказывается, для 18 века этого не так уж мало. Впрочем, возможно, не только для восемнадцатого. Короче говоря, Редмонд Барри пускает свой капитал в оборот, и в ходе головокружительной одиссеи колесит почти по всей Европе. Участвует в Семилетней войне, пересекается с видными персонами эпохи. Он пытается сделать карьеру в армии, разбогатеть на карточной игре, втереться в доверие к коронованным особам, жениться на богатой наследнице, стать политиком. При этом не брезгует никакими средствами: обманом, жульничеством, подлогом. Если иного решения не остается, всегда выручает твердая рука и острая шпага. И достигает многого. Он женат на богатой леди, вхож в английское общество, стал членом парламента. Только один шажок отделяет его от заветной мечты - титула пэра Англии. Но построенное на зыбком фундаменте здание редко бывает прочным...
Уильям Теккерей
По замыслу Теккерея роман представляет собой собственноручные записки Редмонда Барри, обработанные Издателем (за которым скрывается автор). Кстати, этот самый прием использует впоследствии Джордж Макдоналд Фрейзер с "Записками Флэшмена". Прием очень удобный для ироничной манеры Теккерея: Барри говорит за себя сам, а Издатель в примечаниях корректирует его: не так, мол, все было, а совсем наоборот. Иронии разгуляться есть где - роман пестрит сатирическими портретами общества 18 века, интересными персонажами и щекотливыми ситуациями. В каком-то роде получилась эпитафия бурному и непростому времени, еще не так далеко отстоящему от теккереевского.
Что до влияния на Фрейзера, то помимо подачи материала видится главное сходство - главный герой как отрицательный персонаж. У Барри и Флэшемена много общих черт: оба бабники, игроки, карьеристы, подхалимы (когда требуется). Но если у Редмонда не отнять его отваги, то сэр Гарри - отчаянный трус. Помимо этого Фрейзер "нагрузил" книги обилием достоверного исторического материала, что Теккерея заботит мало. И еще: если Редмонд Барри определенно отрицательный герой (только в конце приобретающий трагические нотки), то Флэшмен более сложен, и при всей своей отрицательности порождает какую-то симпатию.

Кадр из фильма "Барри Линдон"
Большое влияние на судьбу "Барри Линдона" оказал факт, что в 1975 году роман экранизировал великий Стэнли Кубрик. Фильм считается одним из шедевров мирового кинематографа. Я его еще не посмотрел, но насколько понял из рецензий, Кубрик как раз пересмотрел "одномерность" Редмонда Барри, сделав его характер более сложным. Посмотрим.

Выводы: достойный представитель английской классической литературы, хотя и уступающий уровнем лучшим книгам Уильяма Теккерея. У нас выпущен в отличном переводе Ревекки Гальпериной, читать который одно удовольствие (есть пара мелких придирок, вроде написания фамилии главного героя как Барри-Линдона, да упоминания про пару револьверов, которые тогда еще не были изобретены). Остается только от всей души порекомендовать книгу тем, кто ее еще не читал.

пятница, 3 июля 2015 г.

Морис Гриффитс - Свотчвеи и малые суда

Когда еще читать про плавания под парусом, как не будучи на море? Отправляясь в отпуск, всегда стараюсь захватить с собой книгу такой тематики. И произведения Мориса Гриффитса подходят как нельзя лучше.
Морис Гриффитс (Maurice Griffiths) (1902-1997) - английский журналист и писатель. Сорок лет он бессменно занимал пост главного редактора журнала Yachting Monthly. Конструировал яхты. А еще сам был заядлым яхтсменом и каждый свободный день старался проводить на борту своего "кораблика", как он любил называть свои суда. Но яхтсменом не совсем обычным. Для большинства яхтинг ассоциируется с отважными дальними переходами, иногда даже кругосветками. Гриффитс к "открытому морю" относился прохладно, предпочитая особый мир эстуария Темзы с его уникальным ландшафтом: отмели, скрывающиеся во время прилива и выступающие на поверхность при низкой воде, устья речушек с живописными деревушками по берегам, маленькие запутанные проливчики и переходы (для которых в английском используется термин "свотчвей", которому мне не удалось отыскать эквивалента на русском). Жил он в интересное и непростое время, обладал живым пером и острым чувством прекрасного, умением жить наедине с кораблем и с природой, поэтому его очерки об уик-эндовских вояжах сохраняют свое обаяние для читателей до сего дня.

Морис Гриффитс
Книга представляет собой сборник из небольших рассказов из личного опыта автора о его плаваниях по эстуарию Темзы Несведущему эти воды грозят гибелью, а сведущему открывают неизведанные красоты и первозданную, дикую природу. Гриффитс любил эти места всеми фибрами души, и сумел передать свое чувство. Книга получилась романтическая, немного ностальгическая, о людях, кораблях, море и земле. И вообще о жизни. Очень сильно напомнило "Загадку песков" Эрскина Чайлдерса (в части описания красот яхтинга и любви к морю), с забавными нотками в описании людей и ситуаций в духе Джерома Джерома.
В значительной степени "Свотчвеи и малые суда" перекликается с другой замечательной книгой Гриффитса "Магия свотчвеев" (The Magic of the Swatchways), написанной им ранее и снискавшей автору известность. Но здесь Гриффитс несколько больший упор делает на своем опыте плавания на различных типах яхт с прицелом на их пригодность к специфическим условиям свотчвеев, поскольку суда тут нужны особые - обычная глубокосидящая яхта тут пройти не сможет, а "обсохнув" во время отлива ляжет, благодаря обводам корпуса, под углом сорок пять градусов, доставив экипажу несколько не слишком комфортных часов. Именно как знаток и конструктор этих особых мелкосидящих парусников и прославился Гриффитс. Но книга, повторюсь, не только о кораблях, но и о людях с которыми приходилось пересекаться автору: от просоленных морских волков до наивных любителей, но которых всех без различия объединяет любовь к плаванию под парусом.

P.S. Впрочем, не стоит без оглядки поддаваться очарованию свотчвеев. Иначе можно оказаться в положении героев шаржа Майка Пейтона :)
Подпись под картинкой: "Бывают моменты, когда я жалею, что начитался Мориса Гриффитса".